Решение суда по материнскому капиталу

Решение суда по материнскому капиталу

Р Е Ш Е Н И Е Именем Российской Федерации 15 февраля 2011 года Комсомольский районный суд г.о....

Пенсионный фонд отказывает в назначении досрочной трудовой пенсии по старости? Обжалование отказа пенсионного фонда г. Тольятти

Вопрос: Здравствуйте! Я в 2011 году в августе получил отказ пенсионного фонда в досрочной...

Обобщение судебной практики по делам, связанным с реализацией права на материнский (семейный) капитал г. Самара, Тольятти и Самарской области

Обобщение судебной практики по делам, связанным с реализацией права на материнский (семейный) капитал г. Самара, Тольятти и Самарской области

СПРАВКА по результатам обобщения судебной практики по делам, связанным с реализацией права на...

Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам, возникающим из трудовых правоотношений спортсменов и тренеров

Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам, возникающим из трудовых правоотношений спортсменов и тренеров

Текст обзора практики рассмотрения судами дел по спорам, возникающим из трудовых правоотношений...

  • Решение суда по материнскому капиталу

    Решение суда по материнскому капиталу

  • Пенсионный фонд отказывает в назначении досрочной трудовой пенсии по старости? Обжалование отказа...

  • Обобщение судебной практики по делам, связанным с реализацией права на материнский (семейный) капитал г. Самара, Тольятти и Самарской области

    Обобщение судебной практики по делам, связанным с реализацией права на материнский (семейный)...

  • Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам, возникающим из трудовых правоотношений спортсменов и тренеров

    Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам, возникающим из трудовых правоотношений...

  • Информационное письмо 143. Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения арбитражными судами статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации

    Информационное письмо 143. Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения арбитражными...

Доказательства нахождения на иждивении для получения наследства

Получение и раздел наследства наследниками – процесс эмоциональный и не всегда приятный. Хорошо, если наследодатель оказался предусмотрительным и оставил завещание, распределив все свое имущество между теми, кого считает достойным его получить. Хуже, если не успел, не подумал, пустил все на самотек.

Появляются наследники, подсчитав свою очередь, которую им предоставил закон, собираются, едут из других городов, пишут письма нотариусу в надежде улучшить свое материальное положение за счет средств умершего. Встречаются нередко и такие, кто забывает задать себе вопрос: а есть ли моральное право получать наследство? И, как правило, у тех, кто мало испытывал теплых чувств к наследодателю, возникают очень серьезные чувства к тому, что он оставил после себя.

А как быть тому, кто зависел от наследодателя, кто был предметом его заботы, за кого тот брал на себя ответственность по обеспечению всех его нужд? Как правило, это самый близкий для наследодателя человек, к которому он испытывал лучшие чувства. Нетрудоспособные иждивенцы после смерти кормильца рискуют остаться в сложном положении. Пытаясь защитить наиболее уязвимую категорию претендентов на получение наследства, законодатель предусмотрел нормы, направленные на обеспечение их прав.

Гражданским законодательством предоставлены преимущества нетрудоспособным иждивенцам наследодателя на получение наследства перед другими наследниками.

Во-первых, нетрудоспособные иждивенцы наследодателя, которые являются его родственниками, то есть наследниками по закону согласно очередности, определенной статьям 1143-1145 ГК РФ, наследуют вне зависимости от того какая очередь призывается к наследованию. При этом не требуется совместное проживание с наследодателем ( ч.1 ст. 1148 ГК РФ).

Во-вторых, наряду с наследниками призванной очереди, к наследованию призываются также нетрудоспособные иждивенцы наследодателя, не являющиеся его родственниками, если они не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении и проживали совместно с ним (ч.2 ст. 1148 ГК РФ).

В-третьих, нетрудоспособные иждивенцы наследодателя, указанные выше, имеют право на обязательную долю при наличии завещания, то есть наследуют независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону (ст. 1149 ГК РФ).

В-четвертых, при отсутствии других наследников по закону нетрудоспособные иждивенцы наследодателя наследуют самостоятельно в качестве наследников восьмой очереди. Самостоятельное наследование нетрудоспособными иждивенцами наследодателя в качестве наследников восьмой очереди осуществляется, помимо случаев отсутствия других наследников по закону, также в случаях, если никто из наследников предшествующих очередей не имеет права наследовать, либо все они отстранены от наследования (статья 1117 ГК РФ), либо лишены наследства (пункт 1 статьи 1119 ГК РФ), либо никто из них не принял наследства, либо все они отказались от наследства.

Однако получить предоставленные законом преимущества на деле оказывается не так-то просто. Нахождение на иждивении доказывается в судебном порядке и процесс доказывания сложный. Анализ судебной практики показывает, что количество отказов в удовлетворении исковых требований больше, чем положительных решений.

Обстоятельствами, которые имеют юридическое значение по таким спорам, являются: нетрудоспособность наследника на момент открытия наследства, нахождение его на иждивении наследодателя не менее года до его смерти и, в необходимых случаях (ч.2 ст. 1148 ГК РФ), проживание совместно с наследодателем не менее года до его смерти.

Доказать нетрудоспособность на момент открытия наследства не представляет особой сложности. Понятие нетрудоспособности раскрывается в п. 31 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", к таким лицам относятся:

- несовершеннолетние лица (пункт 1 статьи 21 ГК РФ), даже если день наступления совершеннолетия совпадает с днем открытия наследства;

- граждане, достигшие возраста, дающего право на установление трудовой пенсии по старости (мужчины, достигшие возраста 60 лет, и женщины, достигшие возраста 55 лет) вне зависимости от назначения им пенсии по старости. При этом, лица, за которыми сохранено право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости (статьи 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»), к нетрудоспособным не относятся до достижения ими возраста, указанного выше;

- граждане, признанные в установленном порядке инвалидами I, II или III группы (вне зависимости от назначения им пенсии по инвалидности), в том числе, если дата установления инвалидности совпадает с днем открытия наследства.

В качестве доказательств нетрудоспособности предоставляется свидетельство о рождении, справка из Пенсионного фонда, пенсионное удостоверение, справка медико-социальной экспертизы, удостоверение инвалида.

Для доказывания совместного проживания нетрудоспособного иждивенца и наследодателя достаточно предоставить выписку из домовой книги, с указанием даты регистрации лица по адресу проживания. Если место регистрации не соответствует месту фактического проживания, совместное проживание подтверждают показаниями свидетелей.

Особую сложность представляет собой доказывание непосредственно нахождения на иждивении у наследодателя. Системный анализ положений п.3 ст. 9 Федерального закона « О трудовых пенсиях в Российской Федерации» и п.2 ст. 1148 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что находившимся на иждивении наследодателя может быть признано лицо, получавшее от умершего в период не менее года до его смерти - вне зависимости от родственных отношений – полное содержание или такую систематическую помощь, которая была для него постоянным и основным источником средств к существованию, независимо от получения им собственного заработка, пенсии, стипендии и других выплат.

Такая же правовая позиция отражена и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 9 от 29 мая 2012 г. "О судебной практике по делам о наследовании", который также разъяснил, что при оценке доказательств, представленных в подтверждение нахождения на иждивении, следует оценивать соотношение оказываемой наследодателем помощи и других доходов нетрудоспособного.

Понятия полное содержание и систематическая помощь, являющаяся постоянным и основным источником средств к существованию претендента на получение статуса иждивенца не имеют разъяснения на уровне вышестоящей судебной инстанции, поэтому трактуются судами по-разному, также, как и по-разному оцениваются представленные сторонами доказательства.

Я полагаю, что полное содержание подразумевает оплату наследодателем всех расходов иждивенца, удовлетворяющих основные потребности, соответствующие его возрасту, состоянию здоровья, сложившемуся образу жизни.

Не представляет сложности доказать нахождение на иждивении при отсутствии у иждивенца собственных доходов за доказываемый период (например, у несовершеннолетнего или других нетрудоспособных, не оформивших пенсию) и других лиц, которые могли бы оказывать ему материальную помощь.

При наличии собственных доходов, нахождение на полном содержании у наследодателя можно будет доказать лишь в том случае, если иждивенец ими не пользовался. Например, пенсия или заработная плата накапливались на банковском счету иждивенца.

Суду можно представить следующие доказательства нахождения на иждивении:

- показания свидетелей, которые пояснят о характере взаимоотношений, сложившихся между наследодателем и иждивенцем, что умерший взял на себя заботу о содержании иждивенца, что именно наследодатель нес все расходы на иждивенца, что отсутствуют другие лица, оказывающие помощь иждивенцу;

- документы, подтверждающие финансовую возможность наследодателя содержать иждивенца (справки о размере пенсии, о размере заработной платы, других источников дохода, движении денежных средств по счетам наследодателя);

- документы о размере доходов иждивенца (справка о размере пенсии, заработной платы, стипендии);

- платежные документы, подтверждающие расходы на иждивенца, например, договоры на предоставление медицинских услуг, на получение платного образования, другие письменные доказательства (письма, записи наследодателя, дневник наследодателя), подтверждающие несение им расходов на содержание иждивенца.

Сложнее доказать нахождение на иждивении, если иждивенец имел свои доходы за доказываемый период. Наличие у иждивенца собственных доходов не исключает возможность нахождения его на иждивении наследодателя. Но в таком случае помощь должна быть систематической, то есть не иметь эпизодический характер, и размер расходов, которые наследодатель нес на иждивенца, должен быть такой, что именно он, а не доходы иждивенца, будет признан основным источником средств к существованию.

Именно в этом месте правоприменительная практика начинает хромать. Что подходит под определение основного источника средств к существованию? Если, например, пережившая наследодателя сожительница (гражданская жена) получает пенсию в размере выше величины прожиточного минимума, может ли она рассчитывать на признание ее в качестве иждивенца, если наследодатель обеспечивал более высокий уровень жизни, чем позволил бы размер ее пенсии? Очень часто суды отказывают в установлении факта нахождения на иждивении, мотивируя тем, что именно пенсия являлась основным источником средств к существованию, а не помощь наследодателя. И с этим сложно поспорить, так как пенсия, даже относительно небольшая, может позволять пенсионеру существовать, удовлетворяя минимальный размер его потребностей.

Но если понимать под нахождением на иждивении обеспечение наследодателем иждивенцу определенного жизненного уровня, значительно выше того, который мог бы позволить себе последний на собственные доходы, в таком случае понятие нахождение на иждивении раскрывается с другой стороны.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 9 от 29 мая 2012 г. "О судебной практике по делам о наследовании" указано, что суд должен принимать во внимание соотношение оказываемой наследодателем помощи и доходов иждивенца. На практике это часто сводится к тому, что суды сравнивают размер доходов наследодателя и доходов иждивенца. Если последние значительно ниже первых, то суд может удовлетворить заявленные требования. Но может и отказать, мотивируя тем, что наличие у наследодателя финансовой возможности содержать иждивенца, также, как и нуждаемость заявителя в получении помощи не является достаточным доказательством нахождения его на иждивении умершего (за исключением детей), поскольку значение имеет именно сам факт оказания кормильцем при жизни постоянной помощи иждивенцу.

Все представленные доказательства оцениваются судом в их совокупности, исходя из его внутреннего убеждения, ни одно из доказательств не имеет заранее установленной силы. Нередко мнения судей первой инстанции и судей вышестоящих инстанций при оценке доказательств по спорам о нахождении на иждивении не совпадают.

Рассмотрим конкретные примеры судебной практики:

Определение Московского городского суда от 24 ноября 2010 года № 4г/5-9715/10

С.Г., действующая в интересах несовершеннолетнего С.К. обратилась в суд о признании его иждивенцем и признании права собственности на наследственное имущество, признании права собственности на квартиру в порядке наследования, мотивируя свои требования тем, что С.К., являясь несовершеннолетним, с 2005 года проживал в семье своего родного дяди Т. и его супруги М. 02 августа 2007 года умер Т., 11 августа 2007 года умерла М. Указала, что несовершеннолетний С.Н. находился на иждивении умерших супругов, постоянно проживал в их семье. Мать несовершеннолетнего в разводе с его отцом, являлась малоимущей и не могла содержать двоих детей. Доход супругов состоял из заработной платы Т.и М., пенсии последней и средство от продажи квартиры, таким образом, единственным источником средств к существованию несовершеннолетнего с сентября 2005 года являлись денежные средства Т.и М.

Решением Никулинского районного суда г. Москвы от 27 ноября 2009 года иск С.Г. был удовлетворен. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 15 апреля 2010 года решение Никулинского районного суда г. Москвы оставлено без изменения.

В апелляционной определении указано, что суд пришел к правильному и обоснованному выводу о том, что несовершеннолетний С.К., 1992 года рождения с 2005 года находился на иждивении умерших в 2007 году Т.и М., наследство которых открылось в один месяц и признал за ним право собственности в порядке наследования после смерти М. на его имущество.

При этом суд исходил из следующих доказательств – справок из школы по месту учебы несовершеннолетнего, показаний свидетелей, размера доходов Т.и М., превышающих доходы С.Г. – матери несовершеннолетнего, которая расторгла брак с С.А. Данных о том, что мать получала алименты на его содержание, не имеется. Судом установлено, что С.Г. не имела возможности содержать несовершеннолетнего С.К.

Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 26 января 2011 года № 33-1012/2011

М.П. обратилась в суд с иском к М.В. о признании права на обязательную долю в наследстве. В обоснование заявленных требований истец указывал, что стороны являются наследниками первой очереди имущества, оставшегося после смерти их матери М., умершей, оставившей завещание, которым все свое имущество, какое ко дню смерти окажется ей принадлежащим, в том числе квартиру, завещала своей дочери М.В.; истец просит признать за ним право на обязательную долю, ссылаясь на то, что как нетрудоспособный инвалид имеет право на обязательную долю в наследстве.

Решением Пушкинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 04.01.2010 г. в удовлетворении исковых требований М.П. отказано.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24.03.2010 г. решение Пушкинского районного суда г. С-П отменено, дело направлено на новое рассмотрение. При новом рассмотрении исковые требования М.П. удовлетворены.

Из материалов дела усматривается, что согласно справке МСЭ и пенсионным удостоверениям истец страдает заболеванием, имеет инвалидность с ограничением к труду. Из ответа Главного бюро медико-социальной экспертизы по городу Санкт-Петербургу на запрос суда также следует, что истец с 1995 года страдает заболеванием,   у   истца   имеет   место   ограничение жизнедеятельности в виде нарушения трудовой деятельности   степени, кроме того, он является инвалидом группы с 2002 года, а с 2003 года инвалидом группы. Инвалидность истцу была установлена до 01.03.2009 года, очередное переосвидетельствование последний прошел 16.03.2009   года,   причина   пропуска   срока переосвидетельствования была признана уважительной, согласно ответам Главного бюро   МСЭ   по Санкт-Петербургу на запросы суда.

Вместе с тем, следует принять во внимание и то, что в акте освидетельствования N   содержится запись о том, что истец считает себя нетрудоспособным, а в акте освидетельствования от 16.03.2009 года указано, что истец не работает с 2000 года. При таком положении, судебная коллегия находит обоснованным вывод районного суда, что в период с 01.03.2009 года по 16.03.2009 года истец являлся инвалидом    группы и был ограниченно трудоспособным.

Между тем, поскольку материалами дела не подтверждено,   что   в   указанный   период   истец приобрел трудоспособность, работал и имел доход от трудовой деятельности, при всем   том,   что спорная квартира находилась исключительно в пользовании наследодателя (т. 2 л.д. 12), то районным судом правомерно сделан вывод о том, что истец вправе претендовать на обязательную   долю   в наследстве, а положения п. 4 ст. 1149 ГК РФ для уменьшения обязательной доли истца в наследстве или отказе в ее присуждении в данном случае применяться не могут.

Кассационное определение Смоленского областного суда от 25 октября 2011 г. по делу N 33-3481

Ю.Р. обратилась в суд с требованиями к   администрации   г.   Смоленска   о   признании   права собственности в порядке наследования на квартиру N 6 в доме N 29 по   ул.   Автозаводской   в   г. Смоленске, указав, что с декабря 2005 года состояла в фактических брачных отношениях с Н.А.Д.: проживали в одной квартире, вели совместное хозяйство. После его смерти она осуществила   его похороны, продолжила проживать в квартире, оплачивала коммунальные платежи. Поскольку других наследников не имеется, она, находясь на протяжении   всей   совместной   жизни   с   Н.А.Д.   на   его иждивении, является наследником восьмой очереди.

Решением Заднепровского районного суда г. Смоленска от 22 сентября 2011 года требования Ю.Р. удовлетворены.

Спорное жилое помещение - квартира N 6 в доме N 29 по ул. Автозаводской в г. Смоленске, на основании договора о безвозмездной передаче квартир в собственность граждан от 21.11.2005 г. передана в собственность Н.А.Д. С декабря 2005 года истица стала совместно проживать с Н.А.Д. в его квартире, они вели общее хозяйство, при этом истица с 2006 года обслуживается в Медицинском Учреждении по фактическому месту жительства. Размер получаемой истицей пенсии и иных выплат за 2005 - 2010 гг. был ниже размера пенсии Н.А.Д. за аналогичный период, причем в период 2006, 2007, 2008 гг. пенсионное обеспечение Н.А.Д. было значительно выше доходов истицы, что следует из анализа справок о размере пенсии и пособий истицы и наследодателя. (дата) года Н.А.Д. умер, не оставив после себя завещание. Ю.Р. осуществила похороны Н.А.Д., продолжает жить в спорной квартире и оплачивает коммунальные платежи. Удовлетворяя заявленные Ю.Р. требования, суд первой инстанции пришел   к   обоснованному выводу о том, что истица является единственным наследником, имеющим право наследовать спорное имущество по основаниям, указанным в статье 1148 ГК РФ, поскольку она ко дню смерти наследодателя являлась лицом нетрудоспособным, более 4-х лет до дня открытия наследства проживала совместно с наследодателем, получая от него помощь, которая носила постоянный и значительный по размеру характер. Иных лиц, способных быть наследниками по закону умершего Н.А.Д., по делу не установлено. Факт совместного проживания истицы с Н.А.Д. с 2005 года, оказываемой наследодателем истице материальной и моральной помощи, подтвержден достаточными и убедительными доказательствами, в том числе и свидетельскими показаниями А., Б., проверенными и оцененными судом по правилам статьи 67 ГПК РФ.

Отменяя решение Кировского районного суда г. Ростова-на-Дону и отказывая в удовлетворении требований об установлении факта нахождении на иждивении,   Ростовский областной суд исходил из того, что показаний свидетелей, подтверждающих лишь факт совместного проживания, разовых покупок и подарков умершим истцу, не достаточно для доказывания нахождения истца на полном содержании у наследодателя или оказания им материальной помощи, являвшейся для нее постоянным и основным источником средств к существованию.

Суд отклонил доказательства истца – договоры купли-продажи земельного участка со строениями и сооружениями ценой 175 000 рублей, ¼ доли в праве собственности на квартиру (продал истцу) за 52 000 рублей, долю в праве собственности на квартиру за 52 000 рублей, прицеп за 5000 рублей, так как усомнился, что денежные средства от проданного более 6 лет назад имущества, сохранились в последний год жизни и были потрачены на содержание истца в юридически значимый период.

Решением Кировского районного суда, в котором было установлено, что истец и наследодатель состояли в фактически брачных отношениях с 1989 года, доходы истца были значительно выше, чем у наследодателя, так как он с 1986 года ушел на пенсию по инвалидности, страдал заболеванием тазобедренных суставов, глаукомой и катарактой глаз, аденомой простаты, был ограничен в передвижениях, нуждался в постоянном лечении, за этот период перенес пять дорогостоящих операций

Анализируя письменные доказательства, суд учел, что истец получает пенсию по возрасту, превышающую размер прожиточного минимума, установленного в Ростовской области, судебная коллегия пришла к выводу, что истцом не представлено допустимых и относимых доказательств доводов о том, что содержание ее наследодателем являлось постоянным и основным источником к ее существованию.

Апелляционная инстанция Верховного суда Республики Алтай указала: нахождение на иждивении производится на основании документов о доходах членов семьи. Если содержание, которое предоставляет кормилец нетрудоспособному члену семьи, составляет сумму, превышающую сумму дохода нетрудоспособного члена семьи, то в этом случае факт нахождения на иждивении подтверждается.

Оценивая представленные истицей доказательства, суд пришел к выводу о том, что истица имела самостоятельный источник дохода в виде пенсии в юридически значимый период, размер которой на уровне прожиточного минимума, а доказательств получения систематической помощи суду не представлено.

Ссылка истицы на наличие у наследодателя дохода от аренды принадлежащей ему на праве собственности квартиры, не свидетельствует о такой помощи. К тому же, истицей не представлено достаточных и допустимых доказательств, подтверждающих получение наследодателем доходов от аренды.

Судебная коллегия Алтайского краевого суда, соглашаясь с выводами суда первой инстанции, что наличие у наследодателя доходов, превышающих доходы истицы само по себе не свидетельствует об оказании такой помощи.

В апелляционном определении Астраханского областного суда указано, что суд первой инстанции   на основании объяснений сторон, свидетелей, письменных доказательств, правильно пришел к выводу, что истец не находилась на полном содержании наследодателя и не получала от него систематическую помощь, так как размер месячного дохода истца от пенсии и поддержки сестры был достаточный для проживания, а наследодатель тратил на совместное с истицей хозяйство только пенсию в небольшой сумме. Коммунальные услуги за ее дом оплачивались другими лицами.

При анализе судебной практики становится очевидным, что общего рецепта для получения положительного юридического результата нет. Каждый случай индивидуален и требует тщательного изучения всех доказательств, оценки совокупности всех обстоятельств дела. При этом суд не должен отходить от цели закона, которая заключается в обеспечении наследственных прав лиц, которые в силу своих физических возможностей, связанных с возрастом, состоянием здоровья, не в силах самостоятельно обеспечивать себя, и заботу о которых полностью брал на себя при жизни наследодатель.

К сожалению, из-за несовершенства правовых норм, из-за отсутствия достаточного количества доказательств не все иждивенцы могут реализовать предоставленные им законом права путем получения справедливого судебного решения. Отсутствие четкого определения нахождения на иждивении, приводит к его произвольному толкованию и разброду правоприменительной практики.

С другой стороны, среди желающих получить наследство путем получения статуса нетрудоспособного иждивенца нередко встречаются и недобросовестные просители, пытающиеся обмануть суд. Поэтому перед судом также стоит задача не допустить злоупотребление правом и получение наследства такими лицами.

Вывод напрашивается сам: хотите оставить за собой последнее слово – напишите завещание и не забудьте включить в него тех, кто нуждается в Вашей помощи и после Вашей смерти.

Наши контакты

Россия, Самарская обл., г. Тольятти, ул. Карбышева, д. 12, офис 7
Россия, Самарская обл., г. Тольятти, ул. Дзержинского, д. 38
Россия, Самарская обл., г. Самара, Московское шоссе, д. 55 (БЦ «МОСКВА») офис 307
тел. +7 (8482) 52-98-12, +7 (8482) 61-08-81
email icon lawyer.tlt.ltd@gmail.com